Новости

Почему нужно знать, кто такая «амазонка авангарда» Александра Экстер

Почему нужно знать, кто такая «амазонка авангарда» Александра Экстер

Неизвестно, что было бы с украинским искусством в первой половине ХХ века и как бы развивалась театральная сценография во всем мире, если бы не Александра Экстер. Именно «амазонка авангарда», как ее назвал поэт Бенедикт Лившиц, первая на заре века познакомилась с новейшими течениями в искусстве и привезла их в Киев. Она открыла первую частную студию, где страждущие уловить zeitgeist, «дух времени», собирались для общения и обучения.

Ее заслуга — в радикальной реформации театральных декораций и костюма, новации в модном дизайне, авторской книге, соединении авангардных идей и народного мастерства.

В нью-йоркском Музее современного искусства МоМА сейчас проходит выставка «Революционный импульс: взлет русского авангарда», в котором Александра Экстер занимает одно из важнейших мест. В ее короткой биографии в графе национальность указано «русская».

Киевский дом

Александра Экстер жила в Париже и Москве, но именно Киев был ее домом большую часть жизни — около 35 лет. Александра Григорович родилась 18 (6) января 1882 года в городе Белосток (сейчас польском), в детстве переехала в Киев, где училась в Ольгинской гимназии, Киевском художественном училище и частных художественных студиях. В 1903 году вышла замуж за киевского адвоката Николая Экстера.

Провинциальная художественная жизнь не удовлетворяет художницу, поэтому она едет учиться за границу. Но даже в Париже официальное образование не успевает за духом времени. Благо Экстер знакомится с поэтом Гийомом Апполинером, который приводит ее в мастерскую Пикассо — эпицентр новейшего искусства.

Только что прогремевший «Авиньонскими девицами» Пикассо поражает воображение публики кубистическими экспериментами: препарирует действительность на элементы, низвергая тысячелетние постулаты красоты и гармонии.

Экстер захватывают идеи кубизма, и, вернувшись домой в Киев, она собирает у себя молодых художников, скульпторов и поэтов, передавая им постулаты кубизма. Немного позже она присоединит к ним новаторские подходы в изображении скорости — излюбленной темы итальянских футуристов. В 1918–1919 годах в Киеве будет работать Студия Александры Экстер, где новое искусство будет преподаваться взрослым и детям.

Более того — в кубо-футуристическом стиле будет украшен Крещатик — написанными от руки плакатами и полотнами.

Короткий бенефис авангардного искусства в Киеве насчитывал несколько выставок; главные — «Звено» (1908 год) и «Кольцо» (1914 год) — организованы активной Александрой Экстер. На вопрос о задачах современного украинского искусства художница ответила: «Как можно больше свободного творчества и как можно меньше провинциализма». Замечание, сделанное в 1918 году, актуально и для украинского искусства 2017 года.

Пикассо сценографии

Наибольшую славу Александре Экстер принесла работа в театре с руководителем московского Камерного театра полтавчанином Александром Таировым. Всего три спектакля — «Фамира Кифаред» (1916), «Саломея» (1917), «Ромео и Джульетта» (1921) — изменили мировую сценографию. Вместо плоских раскрашенных задников Экстер предлагает сложные многоуровневые конструкции.

Теперь можно задействовать все пространство сцены, а не только пол, и показывать сразу несколько событий на разных уровнях сцены.

Костюм, построенный Экстер на принципах кубо-футуризма и экспериментах с абстрактным кубизмом, превратился в динамичную композицию с ярким характером. Костюмы были созвучны с визуальным решением декораций и создавали единое движение цветовых форм. В дополнение к костюмам художница предлагала разрисовывать лица актерам, что было своеобразным прототипом боди-арта.

До этого лица (свои) расписывали, эпатируя публику, художники Михаил Ларионов и «украинский дедушка русского футуризма» Давид Бурлюк.

Экстер также предложила использовать свет для создания драматического эффекта, по сути создав профессию режиссера-осветителя, который до сих пор был просто светомонтером. Ее сценографию называли «праздничным парадом кубизма», а саму ее — «Пикассо сценографии».

Больше красок

В живописи Александра Экстер использовала обилие цвета — даже когда прониклась кубизмом, который оперировал монохромом. Художница умудрилась не только привнести цвет в кубизм, но и заразить им самого Пикассо. Вместе с одесситкой Соней Делоне, вдохновлявшейся яркими красками украинской народной свадьбы, Экстер считается основательницей стиля ар-деко, отличающегося яркими цветами и орнаментальностью.

Буйство красок Экстер позаимствовала из народного украинского искусства, которое очень любила и которым вдохновлялась. В середине 1910-х вместе с художницей Евгенией Прибыльской Экстер работала над эскизами для вышивок артелей народных мастеров в украинских селах Вербовка и Скопцы. Создавая собственные эскизы и привлекая к творчеству видных художников своего времени, Александра и Евгения показали пример эффективного сотрудничества профессиональных художников-новаторов и народных мастеров: первые перенимали смелость в обращении с красками, вторые заимствовали динамизм композиций.

Выставки народной вышивки прошли с огромным успехом в середине 1910-х в Киеве, Москве, Берлине, Париже и Нью-Йорке. Вышивка украшала модные платья, сумочки, шарфы и подушки.

СССР без авангарда, Экстер без СССР

Последнюю треть жизни Экстер провела в Париже: в 1923 году она поехала готовить советские выставки сначала в Италию, потом во Францию — и уже не вернулась. В новой советской стране авангардные поиски были больше не нужны, а изменять себе Александра Экстер не умела. Хотя жизнь в эмиграции для советской гражданки (гражданство она не меняла) была непростой, Экстер и там многое успела сделать.

Она продолжала рисовать, расписывала керамику, создавала книги ручной работы Les Livres manuscripts, изготавливала марионетки, сотрудничала с парижскими модными домами, создавала костюмы для балета Брониславы Нижинской, с которой дружила еще в Киеве.

Во Франции она также преподавала — в Академии современного искусства в Париже по приглашению Фернана Леже. Ученики вспоминали, что Александра Экстер «блестяще преподавала, но раздражала тем, что часто вспоминала Украину, о которой никто не знал». Последние годы жила очень уединенно в Фонтене-о-Роз возле Парижа, где умерла в 1949 году.

<< Вернуться на предыдущую страницу